Главная / Новости / Архив статей / Обучение в Англии / Дневник поездки: университеты Великобритании.
 

Дневник поездки: университеты Великобритании.

Отчёт о поездке.

Дата публикации: 2006 год.

ВеликобританияДень пятый-шестой: Стивенсон колледж и Эдинбургский университет. За два года, прошедшие после моего последнего посещения, Стивенсон колледж изменился в лучшую сторону. Отремонтированные или ремонтируемые помещения, новое оборудование, стоящее в учебных аудиториях, наглядно говорили о деловой активности нового директора колледжа.

По количеству студентов Стивенсон относится к колледжам среднего размера. Здесь обучается 13000 студентов.

Международные студенты приезжают в колледж в основном для изучения английского языка и для обучения на подготовительной программе (Foundation). По ее завершению они могут подавать документы в высшие учебные заведения как Шотландии, так и других частей Соединенного Королевства. На выбор учебного заведения напрямую влияют промежуточные и итоговые оценки, полученные во время обучения на подготовительной программе.

Впрочем, поступать в университеты можно и по окончанию профессиональной программы. Это обойдется дешевле обучения в вузе с первого курса. У Стивенсона разработаны следующие варианты перевода в университеты Шотландии. По окончанию двухгодичных программ, завершающихся получением профессиональных дипломов (Higher National Diploma - HND) в области бизнес администрирования, гостиничного менеджмента, можно поступать в университет им Непера сразу на третий курс. Получивших HND по управлению конференциями и мероприятиями принимает принимает университетский колледж Квин Маргарет на второй или третий курсы. Университет Абертэй Данди зачисляет выпускников Стивенсона на компьютерные специальности, а Херриот-Уот – на строительные. При этом стоимость обучения будет примерно в два раза меньше, чем, когда студенты начинают обучаться сразу с первого курса университета.

В курилке, расположенной недалеко от главного входа в колледж, походящей на заполненный дымом аквариум, я разговорился с местной студенткой. На мои вопросы она ответила, что, несмотря на то, что ей уже 21 год, ей пришлось снова сесть за парту. Дело в том, что, когда эта девушка сдавала экзамены по окончанию средней школы (Highers), ее выбор пал на гуманитарные предметы. После школы она работала, а затем поняла, что ей интересно естественнонаучное направление. Поэтому она отправилась в колледж, где сейчас готовится к сдаче Highers по биологии, химии и физике. После этого она планирует подавать документы в Эдинбургский университет на биохимию или биотехнологии. Но вновь стать школьницей ее подвигло не только желание стать биотехнологом, но также то, что в Шотландии местные жители за свое образование не платят, однако в обществе циркулируют слухи о введении платы за получение высшего образования. Плохой пример в этом отношении подает Англия, где студентам, и до этого всегда оплачивающим обучение в вузах, повысили с 2005 года стоимость до 3000 фунтов. Кстати, сами англичане, обучающиеся в шотландских вузах, оплачивают свое обучение также, как и все иностранные студенты. Правда, иностранцы из стран, не входящих в Британское Содружество и ЕС, платят в среднем в 3-3.5 раза больше.

…Оставшееся до ужина время все проводили по-разному. Я решил, несмотря на отвратную погоду, пройтись по городу. Кому-то Эдинбург может показаться большой деревней, а мне он очень нравится своим пространством, широтой планировки (согласно парламентскому указу в городе запрещено застраивать не только зеленые зоны, парки и другие общественные места, но также определенные холмы вокруг города, например, “Трон Артура”), ландшафтной многоуровнестью, которая в отличие от Лондона, здесь сильно ощущается.

Для своего маршрута я выбрал Королевскую милю, которая идет от Эдинбургского замка до королевской резиденции Холлируд. В замке хранятся символы королевской власти, а в резиденции останавливается королева во время своих визитов в Шотландию. Эта старинная улица рассекает надвое Старый город и позволяет составить довольно полное представление о развитии Эдинбурга.

Вечером, вернее в ночи, колледж организовал для нашей группы тур по пабам, которые посещали знаменитые писатели. Проводимая профессиональными актером и актрисой, экскурсия была построена на противопоставлениях, раскрывающих различные черты характеров таких ярких личностей, как Роберт Льюис Стивенсон или Роберт Бернс. На следующий день мы посетили Эдинбургский университет, относящийся к старейшим университетам Великобритании.

Для справки: из шести самых старых университетов страны, четыре были открыты в Шотландии. Хронологически это выглядело так: Оксфорд – (конец 12-начало 13 в), Кембридж – 1209, Ст Эндрюс – 1413, Глазго – 1451, Абердин – 1495, Эдинбург - 1583.

Как замечательно выразился присутствовавший на встрече советник генконсульства России Никита Матковский, все полагают, что Великобритания начинается с Англии, однако правильнее считать, что она начинается с Шотландии и простирается дальше на юг. В его словах действительно заключен глубокий смысл. Только после вхождения в 1707 г Шотландии в состав Великобритании эта страна получила полное право на сегодняшнее название.

Да и шотландская система публичного образования не только отличается от английской, но и была создана намного раньше английской. А Новый Свет, как нам сказал Алан Макей, директор университетского отдела по работе с иностранными студентами, взял за основу именно шотландскую систему образования.

Эдинбургский университет – не только одно из прославленных высших учебных заведений мира, в котором обучались Чарльз Дарвин, Дэвид Юм, Роберт Стивенсон, а из современных знаменитостей – автор “Гарри Поттера” Джоан Роулинг, британский министр финансов Гордон Браун и Нобелевский лауреат Сэр Майкл Атийя.

Это также один из крупных вузов Великобритании. Здесь обучается 23000 студентов. Международных студентов в вузе – 5000, из них 37 являются гражданами России. Пятеро студентов нашли возможным пообщаться с журналистами. Трое из ребят обучаются в бакалавриате, а двое – в магистратуре. Александр, проработав определенное время в московском офисе IBM, решил, что ему неплохо добавить к отечественному диплому степень MSc in Computing, и Елена, которая продолжает свое обучение в университете по окончанию бакалавриата в области финансов. Елена – одна из пока немногих иностранных студентов, подавших документы на участие в программе “Fresh Talent”. Для справки: “Fresh Talent” – инициатива шотландского правительства, направленная против депопулизации населения. Ее суть заключается в том, что студенты-иностранцы могут официально на два года оставаться и работать в Шотландии. При этом тип визы (студенческая-рабочая) может изменяться, не покидая страны.

Однако при всей теоретической красоте программы практическая сторона оставляет пока желать лучшего. Местные фирмы не очень охотно идут на подписание бумаг, подтверждающих наличие рабочего места для иностранца. Я надеюсь, что Елена сможет найти время для того, чтобы проинформировать о развитии событий.

Обучение и проживание одной из русских девушек, присутствовавших на нашей встрече, оплачивает корпорация Кока-Кола. Это одна из стипендиальных программ, проводимая совместно университетом и компанией.

В состав сегодняшнего университета входят три крупных колледжа: гуманитарных и социальных наук, медицины и ветеринарии, наук и инженерии. Колледжи в свою очередь состоят из различных кафедр.

Кроме академических учебных заведений университет также формируют научно-исследовательские институты и центры.

По своим академическим показателям и результатам научной деятельности Эдинбургский университет согласно версии “Times Good University Guide” занимает пятое место в Великобритании. На верхних строчках рейтинга находятся Оксфорд, Кембридж, Империал колледж, Лондонская школа экономики. Однако, учитывая то, что Империал и ЛСЭ преподают и занимаются исследованиями лишь в определеных областях знаний, Эдинбургу, как полновесному университету, можно отдать третью строку таблицы.

Чтобы не утяжелять больше текст, давайте поговорим подробнее о роли научных исследований в жизни британских университетов на примере университета Саутгемптона.

День шестой-седьмой: университет Саутгемптона. Прилетев вечером в Саутгемптон, мы были любезно встречены и отвезены в гостиницу представителем университетского отдела по работе с иностранными студентами. Официально проституция в Соединенном Королевстве запрещена, но, скажите, что делать моряку, сошедшему на берег в портовом городе через полгода плавания, или докеру, день-деньской перемещающему всякие грузы. Припортовый отель, в котором нам предстояло провести ночь, похоже, был предназначен для встреч уставших мореманов с местными ночными бабочками. Честно говоря, то, что университет сэкономил на гостинице, меня как-то поднапрягло. “Что же мы увидим в самом вузе?”, - думал я. Однако сам университет произвел на меня большое впечатление. Колледж, основанный в 1862 году, получил статус университета в 1952 г. Сейчас это крупное высшее учебное заведение, в котором обучается свыше 20000 студентов, и мощный научно-исследовательский центр. Саутгемптонский университет, как и университет Эдинбурга, входит в Рассел Груп (Russel Group), членами которой являются 19 вузов, активно занимающиеся научными исследованиями. В прошлом году на проведение разработок только в области инженерных и физических наук Саутгемптон получил от правительственных организаций 100 млн фунтов стерлингов. По финансированию исследований вуз имеет несколько худшие показатели, чем у Кембриджа и Империала, но лучше, чем у Оксфорда. Согласно последнему исследованию RAE, университет имеет высшую оценку (5*) по таким специальностям, как археология, электроника, океанография, оптоэлектроника, исследованию звука и вибрации.

Для справки: Государственная комиссия по оценке проведения научно-исследовательской работы (Research Assessment Exercise - RAE) работает по заказу Советов по финансированию высшего образования Англии, Шотландии, Уэльса, а также министерства трудоустройства и образования Северной Ирландии. RAE определяет, насколько хорошо тот или иной вуз проводит научные исследования в определенной области знаний, и выносит оценки. Они варьируются от “1” до “5*”. От полученных оценок зависит объем государственного финансирования, отпускаемого на научную деятельность вуза.

В целом бюджет на проведение университетских исследований формируется из средств, полученных от правительства, из разработок, заказанных бизнес-структурами, благотворительной помощи частных лиц и организаций, а также от патентования собственных наработок и их внедрения в производство.

В отличие от нашей системы высшего образования, искусственно разделенной на академические и научные институты, университеты Великобритании занимаются как обучением, так и проведением чистых и прикладных исследований.

А в связи с тем, что львиную долю финансирования науки составляют деньги правительства, все британские университеты заинтересованы в том, чтобы к очередному исследованию RAE, подтянуть те направления, по которым они способны проводить качественную научную работу. И престиж высшего учебного заведения зависит в основном не от того, насколько качественно он готовит студентов к будущей профессии, и даже не от того, какой процент трудоустройства выпускников он имеет. Хотя это чрезвычайно важно, но не определяющее. Все же основной показатель работы вуза – это объем и качество проведения научных работ. А для этого необходимы сильные научные кадры и мощная материально-техническая база. При этом ученые с мировым именем не только занимаются исследованиями, но и преподают, а МТБ доступна всему университету, а не только тем, кто двигает науку.

Почему, спросите вы, научная работа является наиболее важным фактором в деятельности вуза. Да потому, что Запад давно понял, что при всей глобализации не выпуск чугуна и стали, не производство ширпотреба, а наличие высоких технологий будут диктовать положение той или иной страны в мире. Владеющие технологиями – цари горы, а маек и другие нашьют.

Однако средства, выделяемые правительственными структурами на науку, потребностей вуза не покрывают. Поэтому вуз работает «на сторону» по заказам бизнеса и проводит собственные исследования. Но это не исследования ради исследований, чтобы деньги списать. Тема научной работы сначала всесторонне исследуется, под нее составляется бизнес-план, просчитывается перспектива венчурного финансирования. Только после этого тема открывается, под нее привлекается персонал, который обеспечивается необходимым оборудованием. По завершению работы над исследованием либо организуется фирма и привлекается капитал для внедрения разработки в массовое производство (это могут быть и собственные средства вуза), либо после патентования изделия продается патент на изготовление. Компании, созданные самым вузом, носят название spin-out, т.е. выделяемые для проведения отдельного исследования с последующей коммерциализацией разработок. Вуз получает заранее оговоренную часть акций этой фирмы. Университет может получать доход по акциям, либо их продать и вложить полученные средства в новые разработки и компании.

Давайте теперь рассмотрим изложенное на примере университета Саутгемптона. Университетские ученые совместно с коллегами из университетов Ньюкасла и Манчестера разработали особо чувствительные датчики толщиной с фотоаппаратную пленку. Датчики нашли применение в создании искусственной руки, способной измерять силу захвата и выскальзывание удерживаемого предмета. Разработка получила название «Саусгемтонская рука». Датчики также можно использовать для измерения величины потока газа. Разработки запатентованы и сейчас один из вузов создает под патент компанию по их промышленному производству.

Вторым примером является также совместная разработка с университетом Брунель. Это резонантные датчики, которые в качестве энергетического источника используют любую вибрацию. Датчик запатентован, и на его производство получено 2.2 млн фунтов стерлингов от венчурной компании.

Отдельные ученые, работающие в вузе, также могут обратиться со своей идеей, а университет помогает в ее разработке и доведении до конечного результата. С 2000 года Саутгемтон принял участие в создании 15 компаний, из которых акции трех фирм вышли на рынок ценных бумаг, и две готовят документацию для их размещения.

В качестве примера работы с бизнесом можно привести практическую работу лаборатории высокого напряжения факультета электроники и электротехники. Когда мы там были, в лаборатории шли испытания оптоволоконного кабеля, погруженного в воду. Как нам сказали представители вуза, лабораторий такого класса всего три в Европе, а факультет электроники является номером один во всей Британии.

Для того чтобы бизнес был ближе к науке, университет выстроил научно-технологический парк, помещения и лаборатории которого вуз сдает желающим предпринимателям.

Кстати, насчет развития студенческого предпринимательства. В университете создан специальный фонд, финансирующий студенческие разработки. Студенты точно также, как и любые серьезные разработчики, должны предоставить полный пакет документов для обоснования своего проекта. На первичную реализацию задуманного студентам выдается 2500 фунтов стерлингов. Если проект оказывается удачным, университет помогает в дальнейшем с регистрацией компании и привлечением дополнительных источников финансирования. Если проект глохнет, то университет теряет не такую уж и значительную сумму денег, но при этом студент приобретает собственный опыт ведения бизнеса, пусть даже и отрицательный.

Закрывая тему взаимодействия науки и бизнеса, хотелось бы указать на тот момент, что деньги, выделенные на науку и исследования, вращаются как бы в закрытой среде, но с постоянным приращением. Это не наука ради отчета о потраченных средствах, а настоящий бизнес на знаниях.

Попрощавшись с Саутгемтоном, мы отправились по железной дороге в Торки.

ТоркиДень седьмой-восьмой: Торки. Везла нас электричка, состоящая всего из двух вагонов. По классу она значительно уступала российским собратьям, которые курсируют из Москвы до ближайших областных центров или до того же Домодедово. Публика действовала по принципу, кто ближе к двери, того места лучше. Хотя мы имели зарезервированные места в двух вагонах, они были заняты более опытными местными жителями. Нашей замечательной переводчице Кате пришлось указать на бумажки, торчащие из спинок кресла, и после небольшого препирательства наши места были освобождены. Через три часа мы были на английской Ривьере, в Торки. План поездки предусматривал получение опыта проживания в местных семьях. Как мне кажется, не самое правильное решение с точки зрения того, что это происходило в конце весьма напряженной поездки, и желания общаться с семьей не было никакого.

Мне с моим молодым коллегой, студентом из Петрозаводска, досталась замечательная семья пенсионеров. Они живут в собственном двухэтажном доме. Первый занимают кухня, из которой дверь ведет во внутренний садик, небольших столовой и общей комнаты. На втором этаже находятся три спальни и ванная. Экономия английских семей на обогреве и воде не вымысел, но наши хозяева предусмотрительно включили большую кроватную электрогрелку. Спать на ней не очень удобно, но зато тепло. Так как время близилось к 11 вечера, а по Москве это 2 ночи, с обоюдного согласия мы ограничились получасовой беседой, частью состоявшей из извинений хозяев за такую необычно холодную погоду, повторяя слова ведущих прогнозов погоды, что холод пришел из России. На мой простой вопрос, а откуда же в Россию поступает холод, хозяева не нашлись, что ответить.

Наутро нам был сначала предложен завтрак, состоящий из мюслей, молока, гренок, джема, сока, чая-кофе. Но, увидев, наши немного кислые лица, хозяйка предложила сделать что-нибудь более существенное. Под этим подразумевались жареные бекон, сосиски и яичница. Для справки: так называемый «английский завтрак» состоит из жареных бекона, сосисок, яичницы, половинки помидора, рисового и кровяного пудингов, а также фасоли, консервированной в томатном соусе. Наверное, с точки зрения диетологов, это полный кошмар, но при большом расходовании энергии позволяет легко продержаться до следующего приема пищи.

Плотно позавтракав, мы сердечно распрощались с нашей хозяйкой и отправились в Бриттин колледж, принадлежащий Инглиш Ферст, одной из крупнейших в мире частной сети языковых школ.

Бриттин – недавно созданный колледж так называемой VI формы, готовящий иностранных абитуриентов к сдаче экзаменов за курс английской полной средней школы (A-Level). Как вы знаете, выпускники наших школ не могут поступать напрямую в вузы Англии. Только через VI форму (как правило, двухгодичную) или через годичную подготовительную программу (Foundation). А вот в Шотландии при наличии хорошего аттестата и подтвержденного уровня английского языка можно подавать документы в университет сразу после школьной скамьи. Например, в списке документов, необходимых для зачисления в Абердинский университет, транслиром написано «Attestat o polnom srednem obrazovanii».

По своей молодости Бриттин пока не имеет такой известности, как другие, более раскрученные колледжи VI формы. Поэтому умные маркетологи придумали очень грамотный ход. Они предложили дать стипендии иностранцам, победившим в организованном ИФ конкурсе. Среди русскоязычных студентов, с которыми мы встречались в колледже, двое оказались представителями республики Казахстан. Они обучаются за счет грантов казахстанского правительства, а русские девушки – благодаря своей победе в конкурсе.

После обеда нам удалось побродить по Торки. Это тихий, спокойный городок, который летом превращается в один из самых популярных морских курортов Британии. В историческом плане он известен тем, что здесь родилась Агата Кристи, детективами которой до сих пор зачитывается весь мир.

Вечером скоростным экспрессом мы отправились в Лондон. В вагон, в котором ехала часть нашей группы, на одной из станций подсели фанаты английского футбола. Как мне представляется, это какая-то помесь регби и футбола. Похоже, что команда, за которую эти мужики в возрасте где-то под сорок болели, одержала победу. Мужички были сильно поддатые и с хорошим настроением, которое стало выражаться в том, что, сидя друг от друга через три ряда, они решили поддерживать коммуникацию путем перебрасывания пивными жестяными банками с недопитым пивом. Банки не всегда попадали в цель, а в основном – в сидящих в этом вагоне пассажиров, обдавая их при этом остатками пива. Появившийся кондуктор попросил всех пассажиров переместиться в другие вагоны, что они, забрав свои вещички, и сделали. Мужички обрадовались такой свободе, и, т.к. кидаться банками им уже поднадоело, они решили устроить показательную драку для зрителей соседнего вагона. Один из них, усевшись на своего приятеля, имитировал удары, а тот истошно вопил: «Stop it, stop it».

На наше изумление кондуктор сказал, что он не имеет права их высадить, потому что они пьяные и, в случае, если они попадут под поезд, он будет нести уголовную ответственность. Далее он добавил, что на ближайшей крупной станции подойдет полиция и разберется. Действительно, через две остановки к поезду подошли двое полицейских и служащие железнодорожной компании. После короткого увещевания служителей порядка «драчуны» разошлись по разным вагонам, а железнодорожники быстренько привели вагон в относительный порядок. Перед Лондоном парочка вновь сошлась, и, обнявшись, с победными криками отправилась домой. Вот такие нравы.

На девятый день, пресыщенные от увиденного и услышанного, мы отправились на Родину. «Пусть кричат уродина, а она нам нравится, спящая красавица». Да и министр финансов говорит, что к 2025 году мы будем жить лучше всех в мире. Как раз по Моисею сорок лет и будет.

Начало поездки здесь.

Оставить заявку на подбор программы обучения в Великобритании можно здесь. Стоимость подборки от 10400 рублей.

 
Парта